Препятствия на пути к выздоровлению

Женщины, недавно ставшие матерями, не заинтересованы в том, чтобы проходить психотерапию и психологическое консультирование. И это понятно. У них другие приоритеты, у них нет лишнего времени даже на сон, какая уж тут психотерапия? Однако, в ситуации послеродовой депрессии или тревоги без нее не обойтись. 

post_natal_depression_baby_mother

Что же чаще всего останавливает женщин, страдающих от послеродовой депрессии и тревоги, от обращения за профессиональной помощью:

  1. Обращение за помощью приравнивается к слабости. Женщина, почувствовав симптомы послеродовой депрессии или тревоги, отчаянно ищет объяснения, почему это происходит именно с ней. Она надеется, что причина кроется в каких-то очевидных физиологических причинах, просит своего гинеколога проверить уровень гормонов. Надеется, что есть простое средство, которое избавит ее от мучительного состояния. Если простой причины не находится (а в случае послеродовой депрессии и тревоги простых причин не бывает, они вызваны множеством факторов, о чем подробнее здесь), женщина становится еще более подавленной и в качестве единственного объяснения принимает то, что «это проявление слабости». И множество культуральных установок тому способствует. Но правда в том, что обратиться за помощью в такой сложный период времени — это проявление силы, а не слабости. Найти контакты психолога, записаться на примем и придти требует смелости и решительности справиться с тем, что пошло не так, и бороться за собственное счастье и счастье своей семьи.
  2. Психотерапия стоит слишком дорого и требует времени, которого нет. Да, у женщины с маленьким ребенком на руках обычно катастрофически не хватает времени. Ну, а деньгам в семье, где работает только один человек, всегда есть применение, которое кажется важнее, чем забота о психическом здоровье. Но важно помнить, чем раньше женщина начинает лечение, тем быстрее она поправиться. Необращение за помощью при послеродовой депрессии, наоборот, ведет к серьезным последствиям в плане здоровья как матери, так и ребенка, и, конечно, отрицательно сказывается на супружеских отношениях. Поэтому проще и дешевле лечить первопричину (послеродовую депрессию или тревогу), чем ее многочисленные последствия.
  3. Обращение за помощью означает, что «я схожу с ума». Когда симптомы послеродовой депрессии и тревоги усиливаются, в игру включается магическое мышление. Согласно ему, если человек что-либо отрицает, то этого не существует. Женщина настолько напугана своим состоянием, что пытается всеми силами сохранить свои болезненные симптомы в секрете. Она же читала в интернете, что женщина с послеродовой депрессией убила своего ребенка. Еще раз подчеркну, что СМИ не разбираются, чем именно страдала несчастная женщина (послеродовым психозом, а не депрессией), они просто гонятся за сенсацией. Послеродовая депрессия не опасна для окружающих, она опасно только для самой женщины.
  4. Обращение за помощью подтверждает, что «я плохая мать». Женщине с послеродовой депрессией или тревогой сложно разделить, что является проявлением болезни, а в чем проявляется ее личность в роли матери. Именно поэтому многие депрессивные симптомы (отсутствие радости материнства, раздражительность, трудности формирования привязанности) воспринимается женщиной в свете того, что она не справляется с материнством. Но по мере того, как послеродовая депрессия отступает, эти симптомы уменьшаются, жизнь налаживается, а уверенность женщины в собственной материнской компетентности растет.

 

Не болейте!

 

©  Ирина Ушкова. Клинический психолог

Использование материалов сайта возможно только при размещении активной ссылки.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *